Зденек. Развитие правого полушария. страница 11

 

стимуляция какого-либо из полушарий может изменить способ решения задач.
До осуществления операции по разделению полушарий головного мозга и дальнейших исследований ученые не располагали достоверной информацией о специализации каждого из полушарий. В среде ученых часто возникали споры по этому поводу; каждый исследователь предлагал свою точку зрения на этот вопрос и свои аргументы, подкреплявшие его мнение.
Я попыталась найти в этом море информации островки самых ценных и точных сведений. С последними исследованиями в этой области меня познакомил Джей Майерс - он как раз обследует людей, перенесших операцию по разделению полушарий головного мозга. А так как меня особенно интересует творческий процесс и творческие способности, то я нашла психиатра, который работал с первыми пациентами, перенесшими эту сложную операцию. Клаус Хоппе, психоаналитик из Лос-Анджелеса, любезно согласился быть моим консультантом в интересующих меня вопросах.
Зная, что за работу фантазии, мечты и сны отвечает правое полушарие, я была очень удивлена, когда доктор Хоппе рассказал мне, что он наблюдал пациентку с удаленным полностью правым полушарием мозга, и она могла видеть сны. Но потом доктор Хоппе объяснил мне, что ее сны очень мало напоминали то, что мы обычно называем снами.
Хоппе называл свою пациентку «Миссис Джи». Он сообщил, что ей тридцать два года, что она была певицей и актрисой. Сначала она говорила доктору, что вообще не может мечтать и фантазировать. Но потом она рассказала, что ей снилось, как «доктор Боуген и психолог везут ее на стареньком Фольксвагене в ресторан и угощают лобстером и мартини». Следует отметить, что все описанное происходило на самом деле незадолго до этого. Сон «Миссис Джи» чрезвычайно привязан к реальности, он также лишен выразительных деталей и характеристик, которые обычно свойственны снам.
Гипотетический случай
Мне хочется, связать воедино все научные факты применительно к правому и левому полушариям головного мозга на примере чрезвычайного гипотетического случая. Представьте, что два человека, которым было немногим больше тридцати, перенесли в больнице операцию по удалению одного полушария головного мозга. Допустим, что у одного было удалено правое полушарие, а у другого - левое.
До операции оба пациента были правшами, и доминирующим у них было левое полушарие. Никаких отклонений от нормы не наблюдалось. Оставшееся полушарие у обоих пациентов функционирует нормально, но оно не знает, как компенсировать удаленное полушарие, как заменить пропавшего «партнера».
Первый пациент сидит на краю кровати. Неделю назад из-за опухоли ему удалили всё правое полушарие головного мозга. Левое же функционирует нормально. Мы будем называть его Лэрри.
Второй пациент находится в одной палате с первым, он сидит на стуле и смотрит в окно. У этого пациента также из-за опухоли было удалено все левое полушарие. Правое функционирует нормально. Назовем его Рик.
Теперь представьте, что вы участвуете в обследовании и изучении этих пациентов. Вы входите в палату, чтобы осмотреть их, и видите следующую ситуацию.
(Не забывайте, правое полушарие контролирует движения левой половины тела, а левое - правой.)
Оставшееся левое полушарие Лэрри позволяет ему без проблем управлять правой половиной своего тела (правой рукой, правой ногой и т. д.); он держит чашку кофе в правой руке и качает правой ногой. Вы спрашиваете его: «Не хотите ли добавить в кофе немного сливок?» Он отвечает: «Нет, спасибо». Его

 

 


2014 - 2020  ©WEB-ASTRAL