Медитация в боевых искусствах. страница 1

 

МЕДИТАЦИЯ В БОЕВЫХ ИСКУССТВАХ
1. Общая теория
Так и то, что на Востоке понимают под понятием «медитация», способен, и более того, умеет делать каждый человек, независимо от его религиозной принадлежности.
Термин «медитация» впервые был применен к восточным психотехникам отцами-иезуитами, попавшими на Восток и столкнувшимися там с практикой Дхъяны или Чань. Имея широко раз- . работанную практику умственных упражнений (meditatio — лат. «размышление»), канонизированных преподобным Игнатием Лойолой, они сочли восточную практику чем-то схожей с католической схоластикой. Впоследствии оказалось, что здесь больше различий, чем сходства, однако привычка употреблять слово «медитация» сохранилась до сих пор.
На Востоке-«дхъяна» означает не что иное, как «готовность», «внимание», «осознавание», но в отличие от западного термина имеет гораздо более Широкий смысл. Дхъяна может присутствовать в любой деятельности. Ее часто определяют еще как «созерцание». Но, учитывая сложившиеся привычки, мы в дальнейшем будем использовать термин «медитация».
Итак, медитация — это состояние полного внимания к малейшему сигналу и вместе с этим способность восприятия каждого такого сигнала одновременно с другими. Состояние медитации подразумевает также возможность одновременной обработки поступающих данных и постоянной коррекции программы действий в соответствии с ними.
В любом виде деятельности необходимо понимание сути происходящего, четкий расчет и максимальное управление процессом, а также высокая чувствительность к возникновению любых возможных нарушений и вмешательств, полная готовность на них отреагировать. Эти качества необходимы как в рукопашном бое, так и в ловле рыбы или игре в теннис.
Любой процесс осуществляется посредством превращения каких-либо энергий. Кинетической энергии мяча и ракетки, импульса распрямляющейся ноги и т.д. Так, тонкая и чувствительная рапира при усилии всего 500 грамм пронзает насквозь свиную тушу, пробивая при этом лопатку. А более мощную дубину такое усилие даже не сдвинет с места. Так же точно сокрушительный размашной свинг боксера-тяжеловеса можно поставить рядом с молниеносным и точным тычком пальца тщедушного старика-ушуиста. Разрушительный эффект, производимый этими действиями, будет абсолютно разным, но конечный результат — победа — один и тот же.
Разные формы воздействия требуют разных затрат энергии, связанных, прежде всего, с перемещением разного количества массы. Здесь существует забавный парадокс: с точки зрения силы выгоднее задействовать большую массу, но чем она больше, тем труднее ею управлять в процессе ее движения. Многие стремятся нарабатывать скорость и силу, — но при этом признают, что важна не скорость, как таковая, а реакция. «Как же наработать скорость реакции?» — звучит один .и тот же наболевший вопрос. Самое смешное, что ее и не надо нарабатывать. Реактивность человека поистине фантастична. Максимальная частота . прохождения нервного импульса равна 55 импульсов в секунду — это частота слияния мельканий. Хватит? Глаз реагирует на количество света в 5—6 фотонов, палец ощущает вес в десятые доли грамма.
Почему же, обладая такой чувствительностю, мы не успеваем вовремя прореагировать на атаку противника, скорость которой в десятки раз ниже той, которую мы способны воспринять? — Потому, что задав двигательную программу телу, не успеваем ее изменить в необходимые для ответной реакции сроки. Чем большее количество массы «запущено» в удар, или другое движение, тем труднее будет изменить направление ее полета. Это значит, что для быстрой реакции необходимо, чтобы ударная масса была как можно меньшей. Чем легче управлять — рапирой или дубиной?
Любители «врезать» посильнее могут сказать, что быстрый удар не нуждается в корректировке,

 

 


2014 - 2020  ©WEB-ASTRAL