Омкаров. Что такое медитация. страница 5

 

а затем и Атмы, как, собственно, высшего «Я» человека.
Как медитация, так и глубинная чистая молитва «включают» это высшее «Я», в результате чего, человек погружается в свет самоосознания Атмы (при внутренней медитации), или же, лучи самоосознающей Атмы направляются на внешние проявления Божественности, когда объектом медитации являются внешние проявления Господа, или Высшей Реальности.
В обоих типах медитации фокус самоосознания человека выходит за пределы феноменального мира, или Физического уровня материальной природы…
В этом отношении медитация и состояние глубокой молитвы безусловно близки. Более того, если говорить о состояниях Сверхсознания, как о плодах молитвы или медитации — то и вообще эти понятия могут оказаться тождественными.
Не может быть чистой непарительной молитвы, в котором занимающейся обращается к самым глубинным уровням Атмы, которая бы не требовала медитации, а для очень и очень многих людей совершенство в молитвенной практике, как раз, и означает на практике выход на эти уровни, достигаемые в медитации и требующие медитативного состояния. Как видите, всё ещё зависит от уровней молитвы и качества молитвы.
Если верующий крестьянин просит у Бога корову, а мафиози освящает в церкви свой новый «Мерседес», прося Господа защитить его собственность, — то этот уровень материалистических молитв никакого отношения к медитации вообще не имеет и, конечно, ниже самых простых медитативных практик.
Но, когда достаточно продвинутый в вере человек просит Господа преобразить его, превратить его человеческую жизнь в Жизнь Высшую, использовать Его для реализации на земле Божьего промысла, — уже такие уровни автоматически означают вхождение в состояние медитации и, в свою очередь, требуют медитативного погружения в Бога.
Святые действовали и действуют в состоянии медитативной погружённости в Бога, в состоянии медитативной непривязанности к низшим природным явлениям, в состоянии озарённости высшего сознания и высшим сознанием…
Поэтому, уже на этих примерах, мы видим нетождественность, хотя и близость, понятий «молитва» и «медитация». Ведь, под молитвой обычно понимается любое обращение сознания верующего к Богу.
Но, можно ли молиться самому себе? — ведь, медитативное погружение в свою Атму, пребывание в высшей природе своего собственного естества тогда можно квалифицировать, как «молитву самому себе»?
Вот в этом последнем случае, как раз, лучше говорить, как о медитации, а не, как о молитве. Кроме того, нельзя не учитывать, что медитация часто практикуется людьми, которых нельзя считать религиозными в ортодоксальном смысле этого слова.
Например, в дзэн-буддизме: эта особая ветвь столь «атеистической» религии, как буддизм, вообще целиком основана на медитативном созерцании и требует медитативного созерцания.
Но погружение в свою высшую природу, как раз, и означает погружение в Бога, если признавать тезис о тождестве высшего «Я», или Татхагата-гарбхи, и Господа, как единственной Высшей Реальности.
Более того, Шри Сатья Саи Баба как-то заметил, что атеистов вообще не существует: ведь нет ни одного человека, кто не был бы уверен в своём собственном «Я» (!).
Подводя здесь заключительные итоги, следует сказать следующее:
— примитивная молитва не далеко продвинутых в духовном отношении людей — ниже медитации;
— глубокие уровни молитвы, погружённость в глубинное осознавание Бога — выше примитивных уровней медитативных практик, осуществляемых сугубо механистическим образом. В этом последнем смысле неправомерно будет говорить, что медитация выше молитвы и может её заменить.
Поэтому, давайте не путаться

 

 


2014 - 2020  ©WEB-ASTRAL